Музыкальный клондайк новый номер

МДМТ Экспромт



Новости


Подписка RSS    Лента RSS


 

Открытые репетиции оперы "Волшебная флейта" от Высшей школы музыки Каталонии

Высшая школа музыки Каталонии провела открытую репетицию в Гнесинке

«…В рамках Летней международной школы, организованной РАМ им. Гнесиных и Высшей школы музыки Каталонии (ESMUC) в Барселоне, 31 мая и 1 июня 2014 года в РАМ им. Гнесиных пройдут открытые репетиции оперы "Волшебная флейта", которые проведёт режиссёр педагог Высшей школы музыки Каталонии, Сюзанна Эгеа» …

Это объявление было размещено на одном из музыкальных ресурсов. Воскресение 1-го июня оказалось незанятым. Ничтожно сумняшеся, я кинула в рюкзак камеру и отправилась на Поварскую.

Работа над созданием сценических образов (здесь – Зарастро, студент 1-го курса РАМ им. Гнесиных Виктор Кириллов и Тамино, студент 4-го курса РАМ им. Гнесиных, Павел Суляндзига), процесс и увлекательный, познавательный и волнительный не только для исполнителей, но и для зрителей. Здесь и психология, и поиск путей и решений, которые приводят к рождению «незамыленных»  образов героев. И участники как бы примеряют их на себя, на свой темперамент, согласуя их с темпераментом своего героя.

 Не менее интересной оказалась и беседа с участниками.

Е.Т. – Расскажите, пожалуйста, читателям «Музыкального Клондайка» о себе, о том, почему сегодня вы здесь (в стенах РАМ им. Гнесиных), и  о том, что здесь происходило вчера и сегодня.

Открытые репетиции оперы "Волшебная флейта" от Высшей школы музыки Каталонии

С.Э. -  Меня зовут Сюзанна Эгея. Я актриса, певица и режиссёр. А ещё – директор и педагог Международной летней школы Высшей школой музыки Каталонии (ESMUC) в Барселоне, где преподаю  актёрское мастерство. Я также занимаюсь научной работой, которая посвящена   поведению оперных певцов на сцене.

Е.Т. – А каким должно быть поведение оперных певцов на сцене?

С.Э. – Это традиционный вопрос. Его задают и журналисты, и опытные актёры, и студенты. Особенно студенты. Они часто спрашивают меня,  какую позу лучше принять, как ли куда двигаться. Я им отвечаю, что это как раз то, что они вполне могут решить сами. Главное – жить на сцене. Жить, а не быть  «мебелью». Главное, важно не стоять «так или эдак»  и «в углу сцены или по центру» «столбом».

Когда я говорю о поведении оперных певцов, то веду речь не столько о пластике, сколько  об их эмоциональном мире. Задача оперного певца заключается в том, чтобы донести не только музыкальную красоту произведения и голоса, но также мысль и эмоции. Игра оперных певцов должна быть естественной и правдивой, а сами они должны свободно двигаться. Не быть деревянными, как….. Буратино.

Л.Т. – Существует ли пример для равнения?

С.Э.  –Для меня камертоном оперного актёрского искусства, образцом  мастерства,  служит Шаляпин и его школа или, другими словами, линия. К сожалению,  на сегодняшний день она утеряна.  

Л.Т. –  Вы говорите о «линии», как о некой системе? Вроде системы Чехова и Станиславского?

Открытые репетиции оперы "Волшебная флейта" от Высшей школы музыки Каталонии

С. Э. – Да, подразумеваю некую систему, которую практиковал Шаляпин. Вроде той системы работы актёра над собой, которую проповедовал Станиславский в своей Оперной студии. Но эта линия утеряна, и мне бы очень хотелось восстановить её. Опера превратилась в конвейер, в продукт производства. И если в этом «продукте» всё ещё уделяется время тексту и пению, то работе с актёром - практически нет. Качество работы с актёром утеряно. Но потеря системы Шаляпина не единственная проблема современной оперной сцены и, в первую очередь, современных студентов. Очень мало внимания уделяется работе над телом и сценическому движению. И часто получается, что режиссёру важнее работа с внешними эффектами, а не с внутренним миром человека, актёра, певца.

Л. Т. –  Ваш проект компенсирует недостаточность образовательных систем, заполняет пробелы в программах?

С.Э.  – Насколько это возможно. Международные проекты, это очень важный и тяжёлый труд. Одна из причин – сложно подстраиваться под графики людей, которые живут в разных странах. И конечно, дело это не простое, не дешёвое.

Л.Т. –Как проект начинает свою жизнь? Вы собираете студентов и даёте им некую  (пусть, краткосрочную, или напротив,  сколько-нибудь продолжительную) образовательную программу со специальными упражнениями?

С. Э. –  У нас идут учебные постановки. Сегодня вы наблюдали процесс работы над оперой Моцарта «Волшебная флейта». Мы проработали образы, обсудили их, прожили. Позже студенты приедут в Испанию и включатся в общий репетиционный процесс. Там, кстати, репетиции уже идут полным ходом – ведь в конце июня состоится премьера оперы.

Открытые репетиции оперы "Волшебная флейта" от Высшей школы музыки Каталонии

Л.Т. – Это первый опыт такого взаимодействия  представителей разных музыкальных школ, возможно даже - разных традиций?

С. Э. – Наша летняя школа работает уже 5 лет. Всё началось с совместных проектов для студентов- инструменталистов. Их собирали в летние оркестры, где они получали исполнительский и дирижёрский опыт. После этого мы начали работать с вокалистами.  Сначала это были просто концертные постановки – с минимумом декораций, костюмов. И движения там было не так много, и драматические проработки образов не такие углублённые.  А сейчас  мы замахнулись уже на полномасштабную постановку, репетицию которой вы и наблюдали. Надеюсь, этот совместный проект Академии им. Гнесиных и Высшей школы музыки Каталонии ждет успех!

Л. Т. – То, что я сегодня наблюдала, дает мне право не сомневаться в этом!  Студенты и преподаватели приняли идею, конечно, восторженно?

С. Э. – Интересно, что поначалу студенты –  как испанцы, так и россияне, участия в этом проекте очень боялись. Боялись, по сути,  одного и того же – конкуренции. Но только испанские студенты боялись, что певцы из России  их «перепоют» – голоса у русских часто более мощные, яркие.  А россияне, увидев, как свободны и раскованы испанцы, как легко они держатся на сцене, поют иногда из совершенно немыслимых положений, боялись, что они так не сумеют. И на начальном этапе многих  на какое-то время «переклинило».

Но это пошло всем на пользу и стало поводом для того, чтоб над многим задуматься. Совместная работа позволяет раскрыть друг в друге скрытое, развить недостаточное. Каждому есть и что взять, и что дать, а поскольку на выходе общий продукт – постановка, то, в конечном счете,  все заинтересованы во взаимном успехе, рады победам друг друга.

Л. Т. Почему ваш  выбор пал на «Волшебную флейту» Моцарта?  Существуют ли критерии выбора  произведений и, если да, то кем они определяются?

Открытые репетиции оперы "Волшебная флейта" от Высшей школы музыки Каталонии

Обычно выбирает вся группа, принимающая участие в конкретном проекте: педагоги, дирижёры, музыканты.  Мы руководствуемся задачей не просто раскрыть возможности студентов, но даже, в большей степени, дать им определённый опыт.   Выбор рождается в спорах. В прошлом году у нас был Бриттен. В этот раз сошлись на «Волшебной флейте»  Моцарта.

На выбор, кстати, влияет ещё и экономический фактор. Так, нам ставят условия ещё и технические службы. Например, чтобы в опере было не больше двадцати персонажей, потому что нужно будет шить костюмы на каждого. Декорации – тоже определенная статья расхода. Приходится каждый раз находить какие-то компромиссы.

Ещё один критерий выбора – разнохарактерность героев. Нам важно, чтобы студенты, которые продолжают свою жизнь в проекте, пробовали себя в партиях с разными характерами.

К разговору подключается участница проекта -  аккомпаниатор, педагог  Даниэла Де Марки.

Д.М. –  Я работаю с Сюзанной много лет. 10 лет  как аккомпаниатор и три года как партнёр и педагог по Летней школе.  Летняя школа - проект образовательный. И идея совсем не в том, чтобы поставить оперный спектакль и показать его публике. Это, конечно, приятно, но на это не нужно столько сил.

Л. Т. –Что же тогда? В чём идея работы вашей школы?

Д.М. –  Идея научить работать над образом, обучить различным техникам работы над ролью и работе на сцене. Научить студентов вытаскивать из себя эмоции, преобразовать их в энергию и передавать её в зал.

Л. Т. – Разве за это отвечает не режиссёр?

Открытые репетиции оперы "Волшебная флейта" от Высшей школы музыки Каталонии

Д.М. – В отличие от драматического театра или кино, где драматическая линия является ведущей, в оперных театрах всё несколько иначе. Мало кто из режиссёров занимается с оперными певцами драматической работой. Часто современные оперные спектакли «лепятся», как пирожки. Оперные постановки все чаще напоминают конвейер. Режиссёры только расставляют артистов среди декораций, полагая, что остальное сделают голоса певцов, дирижёр и оркестр.  

Л.Т. – Что должен уметь делать оперный певец помимо работы над образом?

Д. М. – Должен чувствовать свободу в движениях. Уметь работать с подтекстом роли. Ведь он может совершенно отличаться от основного текста.  Так, в Каталонии есть песни, написанные в миноре. Например, есть одна чудесная рождественская песня. И если не знать контекста, можно подумать, что она грустная, а на самом деле, в ней поется о счастье.

Л. Т. – Получается, процесс создания спектакля является хорошей школой для будущих вокалистов? 

Д. М. –  Не только для них. В спектакле задействованы и музыканты, и декораторы, и звукорежиссёры. И результат во многом зависит от них. Так что, это также и опыт взаимодействия.

Л. Т. –Достаточно ли для Виктора и Павла двухдневной репетиции в «гордом одиночестве», без труппы?

Открытые репетиции оперы "Волшебная флейта" от Высшей школы музыки Каталонии

С. Э. – За эти два дня мы сделали очень много, но не всё, конечно. Позже Виктор и Павел приедут в Барселону с наработанным в Москве «багажом», и вольются в спектакль, который вскоре будет представлен со сцены Учебного театра.

Л. Т. – А в России это спектакль будет сыгран?

С. Э. – К сожалению, у нас пока нет таких финансовых возможностей . К тому же, прокат спектакля, повторю мысль  Даниэллы, не является целью. Надеюсь, что с работой можно будет ознакомиться благодаря записи.

Мне также удалось поговорить и с исполнителями партий Зарастро и Тамино (  Виктором Кирилловым, и  Павлом Суляндзига), договориться с ними о следующей встрече, во время которой они поделятся уже впечатлениями не только о вводных репетициях, но и результате. Но об этом позже. Пока же хочется вспомнить слова Сюзанны Эгеа о конкуренции и о том, что певцы из России отличаются сильными голосами.  Хочется выразить надежду, что эти голоса помогут  возродить школу великого русского певца Шаляпина,  и мы будем гордиться и их драматическим мастерством.

Благодарю за помощь в работе над статьей доцента кафедры иностранных языков РАМ им. Гнесиных, Елену Николаевну Борисову.

Комментарий Елены Николаевны Борисовой

- Работа в этом проекте позволила мне почувствовать себя на новом этапе своего профессионального и творческого  развития. Я не просто соприкоснулась с таинством создания образа с «чистого листа», но и поучаствовала в нем как переводчик - ретранслятор и интерпретатор мыслей испанских педагогов. Чтобы за малое время режиссеры смогли успеть многое, я комбинировала последовательный и синхронный перевод. Главным критерием адекватности перевода всегда является его результат – в данном случае, рождение образов волшебника Зарастро и принца Тамино в исполнении наших студентов вокального факультета.  Результат оказался успешным: за два дня роли были продуманы, прописаны и прожиты до малейшего ньюанса.

Педагоги из Испании очень подробно рассказывали о Моцарте, его отношения к оперному жанру, тайнах масонства, контексте «Волшебной флейты», некоторых исполнителях этого произведения, подробно останавливались на чувствах героев и возможностях актерски их сыграть.

Сюзанна и Даниэла привезли с собой фотографии сцены и подробно объясняли, какие будут декорации, во что будут одеты герои, когда и как будут работать спецэффекты, что произойдет, когда плафоны развернуться к залу другим боком и т.д. А вот подумать над тем, как ползти, умирая от страха перед змеей, как изнывать от внезапно нахлынувшей при взгляде на портрет принцессы любви, под каким углом держать руки, ноги и взгляд, чтобы очертился образ хладнокровного манипулятора,  испанские дамы предложили самим героям.

Ребята очень много импровизировали, экспериментировали. В атмосфере царил настоящий карнавал – все, как любил Вольфганг Амадей!

В результате, за эти два дня я побывала на одной не совсем обычной премьере - так сказать, бенефисе Зарастро и Тамино в условиях  импровизированной сцены и подыгранных  нами персонажей. Лично я умудрилась понемногу побывать и в роли принцессы, и в роли трех дам, и в роли Папагено. Иногда я даже исполняла роль суфлера – подсказывала слова из диалогов на немецком языке. Сюзанна и Даниэла светились от счастья! Еще бы, в короткий срок наши талантливые (и такие молодые!) Павел Суляндзига и Виктор Кириллов сумели не хуже опытных артистов создать весьма непростые образы…

Не хочу показаться неисправимым эзотериком, но я поймала себя на мысли, что оба эти дня на наших репетициях до слез смеялся Его Величество Моцарт. Надеюсь, он остался доволен не только происходящим, но и  тем, что международный проект РАМ им. Гнесиных и Высшей школы музыки Каталонии (ESMUC) дал еще одну долгую жизнь его шедевру.

Лена ТАНХА

Фото автора

Театральный Фестиваль Третий звонок

Все фестивали на одном портале

 

Купить билет

Партнёры Музыкального Клондайка



Афиша + билеты

 
 
« Ноябрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
   12345 
 6789101112 
 13141516171819 
 20212223242526 
 27282930    

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши


 

Опрос

 

афиша