Новости


Подписка RSS    Лента RSS


 

04.05.2018

Заканчивается время дилетантов и троечников!

Задолго до рождения ребенка родители задумываются над его именем, ищут, спорят. Мода на имена возникает не вдруг, не случайно. Сегодняшняя популярность таких имен, как, например, Нестор, Мирон, Агафья, Ефросинья, Марфа, –  это не прихоть нынешних родителей, но естественное желание прикоснуться к чему-то вечному, таинственному и прекрасному, оживить забытое, вернуть потерянное. Какой нам представляется Россия, какие образы вызывает в памяти? Кто-то припомнит фантастическую картину несущейся стремглав птицы-тройки, Руси у Гоголя. Чье-то воображение нарисует поэтичные пейзажи Тютчева или Левитана. Музыкальные ассоциации рождаются реже, их сложнее запечатлеть в слове, но вслушайтесь в пушкинские строки: «Свирели звук унылый и простой слыхали ль вы?» Или: «На лире лёгкой и небрежной старинны были напевать…» А вот еще одна пушкинская строка: «Теперь мила мне балалайка». Духом «старины глубокой» веет от самих названий – свирель, лира, балалайка, а пушкинский язык добавляет им загадочные нотки.

Погружаясь в историю музыки, мы отправляемся в увлекательное странствие. Мы путешествуем во времени, перемещаемся в пространстве. «Музыка похожа на океан, а музыкальные инструменты подобны островам, разбросанным в океане», – считал прославленный испанский гитарист Андрес Сеговия. Бывают острова крупные, бывают поменьше. Встречаются затерянные и вовсе необитаемые. Даже страшно представить, сколько было бы на музыкальной карте мира неизвестных островов, если бы не горячий энтузиазм исследователей-первооткрывателей. Один из самых заслуженных – Василий Васильевич Андреев. Именно благодаря его неуёмной энергии и самобытному таланту мир узнал и полюбил русские народные инструменты. Впрочем, народными эти инструменты можно считать весьма условно. Одни из них были значительно усовершенствованы, другие реконструированы. Народные инструменты теперь изготавливают профессиональные мастера, музыку для народных инструментов пишут профессиональные композиторы, а исполняют ее профессиональные музыканты, так правомерно ли говорить сегодня о народной музыке?

Сегодня интерес к инструментам разных национальных традиций очень высок. Это подтверждают новые конкурсы, фестивали, творческие и образовательные инициативы, расширение репертуара, усовершенствование самих инструментов. «Музыкальный Клондайк» обращается к теме народных музыкальных традиций. Мы попытаемся понять, что делает русскую музыку «русской», разобраться, где спрятана та живая интонация, благодаря которой с такой легкостью угадывается национальная принадлежность музыкального произведения, постичь, что стоит за словами Глинки: «Народ сочиняет музыку, мы, композиторы, только аранжируем ее».

Наши собеседники - Валерий Яковлев, Михаил Дзюдзе, Ольга Васильева, Олег Акимов и Ольга Пацук

Михаил Дзюдзе_фото Даниила Рабовского

Михаил Дзюдзе, заслуженный артист России, музыкант-виртуоз, контрабас-балалаечник.

 - Я окончил оркестровое отделение Ленинградской консерватории по классу симфонического контрабаса у Сергея Акопова – замечательного музыканта, который играл в первом составе «Солистов Москвы» у Юрия Башмета. В армии освоил контрабас-балалайку. Дело в том, что мы с сослуживцами решили создать свой ансамбль, ну, а поскольку мои друзья были народниками, то и ансамбль получился народным.

Хотя контрабас и контрабас-балалайка – два абсолютно разных инструмента, академическое образование мне очень помогло. Пригодились технические навыки, методика обучения, ведь школы игры на контрабас-балалайке раньше не существовало. Конечно, какие-то игровые приемы мне подсказывали, но фундаментальные, основополагающие вещи я постигал самостоятельно. Контрабас и контрабас-балалайку объединяет только функция контрабаса. Все разное – сами струны, их количество. У контрабас-балалайки лады, а у симфонического контрабаса их нет. На симфоническом контрабасе можно играть смычком, а на контрабас-балалайке только щипком или специальным медиатором. Это мое изобретение, мое ноу-хау. Сегодня я вплотную подошел к тому, чтобы создать собственную школу. На данный момент это единственная жизнеспособная школа игры на контрабас-балалайке.

Следующий шаг – электронный контрабас-балалайка. У меня уже есть такой инструмент. Его сделал специально для меня Артем Кукаев. Он замечательный мастер, экспериментатор, сам играет в оркестре Плетнева. Главная сложность – добиться того, чтобы тембр электронного инструмента был сродни акустическому звучанию. Нам это удалось! Сейчас петербургский композитор Антон Танонов пишет симфонию «Суворов», где партию Суворова будет исполнять электронный контрабас-балалайка. Филипп Мещериков сочиняет 4-частный Royal-Концерт для двух контрабасов. В этом сочинении будут представлены все стили – от барокко до рока. Мы будем исполнять этот концерт вместе с лучшим контрабасистом России Артемом Чирковым. Валерий Воронов, композитор, ныне живущий в Берлине, хочет написать нечто экстраординарное. Придется не только играть на контрабас-балалайке, но и читать стихи Хармса. «Фильм-концерт» Евгения Петрова – еще один шаг вперед, настоящий прорыв, музыка, рождающая самые разные, подчас несхожие образные ассоциации. Заканчивается время дилетантов и троечников, начинается время больших профессионалов. У нас нет выбора, нам нужна авторская музыка. Ведь для скрипки, фортепиано все уже давно написано, а тут вдруг появляется непонятная «рыба», как поначалу называли контрабас-балалайку на Западе, и вдруг оказывается, что эта «рыба» – замечательный сольный инструмент. Неслучайно контрабас-балалайку по аналогии с царь-колоколом окрестили царь-балалайкой. Согласитесь, звучит гордо! 

Татьяна ЦВЕТКОВСКАЯ

Фото Даниила РАБОВСКОГО

ОКОНЧАНИЕ ►►►►►

 


← анонсы

Выбери фестиваль на art-center.ru

Партнёры Музыкального Клондайка



Афиша + билеты

 
 
« Июнь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
     123 
 45678910 
 11121314151617 
 18192021222324 
 252627282930  

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши


 

Опрос

 

афиша