Музыкальный клондайк новый номер

МДМТ Экспромт



Новости


Подписка RSS    Лента RSS


 

31.10.2017

«Геликон»
размышления у парадного подъезда

Дмитрий Бертман

Строитель (в самом широком смысле слова) театра и устроитель пространства, ниспровергатель устоев и хранитель великих традиций, режиссер, спектакли которого заставляют мыслить, человек, энергией которого движутся процессы и созидаются ценности - Дмитрий Бертман празднует юбилей! Очень много можно и нужно сказать сегодня по этому прекрасному поводу! А мы хотим еще раз напомнить, о чем же размышляли у парадного подъезда театра «Геликон» вскоре после открытия нового здания.

«ГЕЛИКОН»:

РАЗМЫШЛЕНИЯ У ПАРАДНОГО ПОДЪЕЗДА

Почему-то именно так захотелось назвать размышления о и по поводу – открытия  нового-старого «Геликона» и первых премьер. Нежелательные ассоциации с безысходно-печальным стихотворением Некрасова  хочу отмести сразу. Парадный подъезд театра «Геликон-опера» на Большой Никитской уже фактом своего появления там, где за долгие годы мы все привыкли видеть строительный забор, и появления именно в таком, исключительно парадном и залитом светом виде, не способен вызвать никаких иных эмоций, кроме ощущения счастья.  А почему размышления именно у него? Да потому что именно возле этого подъезда мы назначаем встречи с теми, с кем вместе собираемся на спектакль «Геликона», и непредсказуемость московской дорожной ситуации ведет к тому, что какое-то время у этого подъезда приходится провести в ожидании. Хорошая пауза для того, чтобы поразмышлять.

Геликон-опера

Наверное, в первую очередь о том, что случилось, в общем, почти невероятное, особенно, если вспомнить все препоны и препятствия, которых чинилось так много. И были моменты, когда казалось, что вот все уже, не переломить, не победить. Я не исключаю, что такие мысли закрадывались в голову и самому Дмитрию Александровичу Бертману. Честно говоря, зная до какой степени безнадежности порой доходила ситуация, нельзя не восхититься его позицией. Имея постоянные отличные предложения о работе за рубежом, он не занял удобную позицию обиженного или протестующего, который вынужден покидать страну из-за произвола бюрократического аппарата, он не позволил себе в борьбе за свой театр прибегнуть к недостойным методам – например, угрожать, дескать, не построите театр, уеду… Многие ли на его месте удержались бы от таких недостойных методов, считая, что в борьбе за благое дело все средства хороши? Наверное, нет. И та повсеместная в итоге поддержка, которую получили Бертман и театр, и то взаимопонимание, которое в итоге установилось со всеми, кто принимал решения, и осуществление фантастического, уникального строительного проекта в сложнейших условиях самого центра столицы, - все это видится прежде всего результатом исключительно достойной позиции основателя и худрука «Геликона».

Иными словами, красивый, удобный, современный театральный комплекс – это просто-напросто овеществленная энергия одного человека. Некоторые удивляются, почему Дмитрий Александрович так настойчиво продолжает благодарить всех, кто имел отношение к появлению обновленного «Геликона». Да потому, что Бертман – человек благодарный и помнящий добро. И считающий, что благодарности не может быть много. Грандиозный праздник открытия продолжался так долго именно потому, что худрук счел необходимым, чтобы все, кто имел отношение к эпопее строительства, смогли участвовать в нем. Все-все - кто принимал решение, кто создавал проект, кто строил, и все те, кто сопереживал, сочувствовал, писал и подписывал письма, и просто изо всех сил желал успеха. Ощущение невероятного объединения в общей радости не покидает по сей день. А театр уже плотно вошел в ежедневный рабочий ритм, необыкновенно насыщенный, ведь, кроме выпуска премьер – а они последовали буквально одна за другой, ноябрь – «Садко», декабрь – «Евгений Онегин», - осуществляется перенос на новые площадки основного репертуара.

Дмитрий Бертман Геликон-операВ потоке радостных эмоций нет-нет и прозвучат нотки сомнений: заполучив такое великолепное, изысканное и респектабельное строение, останется ли «Геликон» прежним «Геликоном»? Высказывающих такие сомнения хочется спросить, что, собственно, имеется в виду. «Геликон» начинался в самых лучших традициях театральной студии, заставляя вспомнить знаковые для отечественного театра страницы истории. И та же история неумолимо свидетельствует о том, что театральный организм не может долго существовать в качестве студии. Студия или станет полноценным театром, или вольется в уже существующий, или - бывает и такое, - прекратит свое существование. «Геликон» - давным-давно полноценный театр, который находится в постоянном развитии, причем развитие это происходит как и внутри театрального организма, так и вне. Театр уверенно завоевал пространство за пределами своих стен - всероссийское турне специально подготовленной постановки («Царица» Д. Тухманова), концертные исполнения опер на академических площадках (а ведь некоторые очень любят повторять, что чисто музыкальная сторона в «Геликоне» сильно проигрывает театральной, так вот, получите «чисто музыкальное» прочтение, без мощнейшей бертмановской режиссуры), отдельные специальные проекты, осуществленные во многом при участии театра, как, например, прошлый «Оперный бал» в честь Елены Образцовой и так далее. При этом вольный дух студийности продолжает определять ту удивительную атмосферу, по которой «Геликон» ни с кем их конкурентов не перепутаешь, и которая воцарилась теперь в обновленных и заново возведенных стенах. А спектакли-то давным-давно ставятся большие – масштаб ведь не размерами площадки определяется, и та давняя «Аида» в белоколонном зале старого «Геликона» была спектаклем большим. А что уж говорить про «Бориса Годунова» или «Бал-маскарад»!

«Геликон» давным-давно вырос и, наконец-то, получил себе «платье» по росту. И сразу же заявил о том, что в этом доме на Большой Никитской, историческом здании, прошедшем через уникальную реставрацию, и вновь возведенном на месте старого двора зале, строениях, которые начинены супер-современной машинерией и технологиями будущего, никто не думает, что история началась сегодня. Об этом свидетельствуют и артефакты, размещенные под стеклянным полом атриума, но в значительно большей степени те имена, которые звучат в названиях красивых анфиладных залов и фойе - выдающийся оперный режиссер Борис Покровский, незабвенная Елена Образцова, первый главный дирижер театра Кирилл Тихонов.

Да, Дмитрий Александрович Бертман - человек, который, как на Руси говорится, помнит родство... И проявляется это не только в увековечивании знаковых для российской культуры имен, но в том внимании и особой заботе, которой окружал Бертман и тех, чьи имена сейчас носят театральные пространства, и Ирину Ивановну Масленникову, и Галину Павловну Вишневскую, и Георгия Павловича Ансимова... В театре постоянно можно видеть и Марию Сергеевну Лемешеву, и Зураба Соткилаву, и Тамару Синявскую, и Маквалу Касрашвили, и корифеев Московской оперетты Светлану Варгузову, Герарда Васильева, Юрия Веденеева. И так случилось, что дерзкий новатор и ниспровергатель устоев Бертман теперь словно держит форпост традиций, в числе которых в русском театре всегда было уважение к предшествующим поколениям и поддержка поколений будущих. А именно на это и нацелен не имеющий аналогов уникальный конкурс оперных режиссеров «Нано-опера», который теперь с появлением нового здания обретает новые возможности.

Впрочем, наверное, пора завершать размышления и заходить в театр. «Опять Онегин встал на пути моем»... В «Геликоне» - премьера. Дмитрий Бертман и Галина Тимакова воссоздали знаменитую постановку оперы Чайковского, которая была осуществлена Станиславским в 1922 году для Оперной студии, а затем несколько десятилетий украшала сцену Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко. Сценография и костюмы воссозданы Вячеславом Окуневым и Никой Велегжаниновой. Что же, обращение к творческому наследию великих предшественников вполне в русле развития «Геликона», наконец-то с появлением этого здания получившего такую возможность. Острожно мечтаю - вот бы еще «Тоску» Покровского... И что-то из спектаклей Ансимова... Они не должны исчезать, как не должен был исчезнуть знаменитый «Онегин» Станиславского.

Евгений Онегин в Геликон-опера

P.S. Впечатления от спектакля настолько сильны и непосредственны, что даже не хочется предавать их какому-то разбору или анализу. Нечасто бывает такая свежесть восприятия, и эта опера, которая зачастую трактуется как мелодрама, или драма, или даже с элементами трагедии, а иногда, что греха таить, даже фарса, вдруг вернулась к жанровому определению, данному ей автором: это именно лирические сцены, и именно так воплощается эта партитура (на нынешнем спектакле дирижировал Андрей Шлячков, дирижер-постановщик Владимир Понькин).

И именно так, через лирическое переживание решены характеры и взаимодействия персонажей, их внутреняя жизнь наполнена им, и та самая «жизнь человеческого духа на сцене», по определению классика, захватывает и не отпускает ни на минуту. Забываешь, что перед тобой солисты «Геликона» Елена Семенова, Валентина Гофер, Елена Ионова, Ольга Спицына, Константин Бржинский, Игорь Морозов, Александр Киселев.... Совсем как в детстве, отчаянно надеешься, что Ленский и Онегин помирятся, и что Евгений ответит взаимностью на чувство Татьяны... На самом деле, ведь мы идем в театр за сопереживанием. Словом, идите в «Геликон» на «Онегина», берите с собой детей и подростков, а также тех друзей, которые говорят, что не любят оперу. Они откроют ее для себя и полюбят.

Надежда Кузякова

Фотографии театра Ирины Шымчак

Со спектакля «Евгений Онегин» Федора Борисовича,

Антона Дубровского


← анонсы

 

Купить билет

Партнёры Музыкального Клондайка



Афиша + билеты

 
 
« Ноябрь »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
   12345 
 6789101112 
 13141516171819 
 20212223242526 
 27282930    

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши


 

Опрос

 

афиша