Музыкальный клондайк новый номер

Видеть музыку



Новости


Подписка RSS    Лента RSS


 

24.05.2017

Филипп Разенков. Поговорим о режиссёрской опере ?

Филипп Разенков

ПОГОВОРИМ О РЕЖИССЁРСКОЙ ОПЕРЕ?

Не будет преувеличением сказать, что наши собеседники – это именно те люди, которые во многом определяют современное состояние российской оперы, понимаемой в смысле жанра музыкального театра. Показательно, что они находятся «у руля» театров, расположенных на расстоянии от обеих столиц (однако, ставят повсеместно). В этом видится некий знак времени – именно новому поколению доверено дальнейшее развитие этих коллективов, коллективов с настоящей историей, доверено лидерство, которое прежде всего означает повышенную ответственность. Итак, в майском «Лидер-блоге» - размышления востребованных практиков оперного театра - Вячеслава СтародубцеваЕкатерины Василёвой и Филиппа Разенкова. Нам хотелось узнать, что думают они не только о самом понятии «режиссерская опера», но и о позиции главного режиссера, о работе с певцами, о союзе с дирижером, о том, как они видят свою аудиторию…

ФИЛИПП РАЗЕНКОВ. Филипп уже имеет опыт главного режиссера – занимал эту должность в Театре оперы и балета Удмуртии. Появление Разенкова в этом качестве в Башкирском государственном театре оперы и балета также было «подготовлено» его успешной работой над «Орлеанской девой» Чайковского, бесспорной удачей и театра, и молодого режиссера.

КРИТИКА РЕЖИССЕРСКОЙ «АГРЕССИИ» СПРАВЕДЛИВА. О режиссерской опере можно говорить как в положительном ключе, так и резко отрицательном. Критика режиссерской такой «агрессии»  имеет место быть, и я считаю, что она справедлива. Я сторонник того,  чтобы было как можно больше разных впечатлений во всем. В понятие «режиссерская опера» уже традиционно входят какие-то противоречащие друг другу и даже взаимоисключающие вещи. Если я или кто-то другой такого не принимают, это не значит, что надо запрещать, «тащить и не пущать». Думаю, что негативный оттенок этот термин приобрел как раз из-за той самой режиссерской «агрессии», когда собственное «я» режиссера стоит для него на первом месте – выше замысла композитора. Это довольно распространенное явление, и я не берусь давать оценки, хорошо это или плохо. Просто считаю, что у режиссера должно быть уважение к создателю оперы, а это – композитор. Я счастливый человек, потому что учился в ГИТИСе,  а в ГИТИСе Акулова Наталья Евгеньевна преподает анализ оперной драматургии. И преподает сильно и серьезно. Режиссеров подготавливают к осознанию профессии, к тому, что в нашей профессии главное – уважение к замыслу композитора.

Получается у кого-то хорошо, у кого-то хуже, но умение именно этот замысел раскрыть должно стоять на первом месте. И мне кажется, это нисколько не обедняет фантазию режиссера. Те оперные произведения, с которыми мы работаем, в 90 процентах случаев представляют собой действительно вещи с очень серьезной и глубокой драматургией, глубоким и искренним отношением композитора к своему детищу. И при этом – бездонный кладезь для режиссерских интерпретаций.  Дмитрий Александрович Бертман всегда нам говорил, что самое ужасное у режиссера - это иллюстрация. Но все же режиссерский перпендикуляр должен исходить из точки, которую определил композитор, а не идти параллельным курсом или даже вообще находиться в другом пространстве. 

СОЗДАВАТЬ СПЕКТАКЛИ ОЧЕНЬ ПРИЯТНО. Главный режиссер должен не только свои спектакли создавать, это очень приятно и все это любят, все люди творческие и амбициозные. И вот положение главного режиссера не должно тебя развращать, ты не должен замыкаться только на себе. В театрах оперы и балета, в региональных театрах мне кажется очень важно чтобы главный режиссер прежде всего думал о росте общего уровня всей труппы, помогал всему коллективу, ставил задачи, способствующие повышению репутации театра. Я очень благодарен своему учителю Бертману, который мне сказал: «Когда ты ставил этот спектакль в театре, не будучи главным режиссером, то мог об этом не думать. А сейчас обязан с каждым работать. Потому что, посмотри, у тебя некоторые артисты ходят по сцене ногами, а должны ходить – глазами». Потрясающие слова, настолько точно определяющие, чем мы должны заниматься. Мы еще в Ижевске придумали такую вещь, как актерские тренинги, и я за то, чтобы разные  постановщики ставили в театре, и разные хореографы и чтобы они тоже проводили какие-то тренинги. Чем более широкий круг общения у артистов, тем будет лучше. И я уверен, главный режиссер должен заниматься творческой атмосферой в театре, держать весь репертуар и стараться, чтобы у всех глаза горели. Я рад, что у нас в театре настоящая команда - генеральный директор, главный дирижер, руководитель отдела развития, - все искренне хотят, чтобы театр повышал свой уровень и заставлял с каждым годом говорить о себе все серьезнее и серьезнее.

ЗРИТЕЛЬ ОЧЕНЬ ЧУВСТВУЕТ ТЕАТРАЛЬНУЮ ФАЛЬШЬ. Зрители к нам ходят, молодежи все больше, это очень стимулирует. Конечно, есть определенная проблема изношенности репертуара, и это во многих региональных театрах существует. Есть спектакли морально устаревшие. Но опять-таки вот в этом и есть работа главного режиссера – если эти постановки сохраняются в репертуаре (ведь далеко не всегда можно вот так лихо взять и снять их), значит, надо привести спектакли в порядок. Зритель очень чувствует театральную фальшь. Да, может быть, декорации устарели, не смотрятся, но если мы живую историю расскажем, человеческую, то мы убедим зрителя и  он захочет к нам еще прийти. Я всегда думаю – наверняка какие-то люди пришли в оперу первый раз в жизни. И наша задача – не «отпугнуть». Каждый спектакль должен быть как премьерный, как самый лучший. Конечно, по сравнению с кинематографом мы – «слабое звено» - там, если ты уже отснял, то ничего не изменится, а у нас каждый спектакль разный, важно, чтобы все компоненты сложились, чтобы все совпало, и вот мучаешься – сегодня получилось, а как завтра будет.. С другой стороны, в этом и прелесть. Да и арсенал в нашем распоряжении, считаю, намного более мощный, чем в кино или драме. И когда спектакль раз от раза набирает обороты, жизненную силу, то это ни с чем не сравнимое счастье.

СПЕКТАКЛЬ НЕ ДОЛЖЕН СТАНОВИТЬСЯ «ПРОДУКТОМ». Сейчас настоящий ренессанс оперы, и пусть простят меня столицы, я бы сказал, в регионах даже более явно этот процесс идет. Не нужно стесняться современных подходов к привлечению публики. Мне нравится, что у нас срабатывает такое здоровое чувство конкуренции – смотрим, а что там Слава Стародубцев в Новосибирске придумывает, что там Пермь затеяла с афишей «Богемы»… Сейчас у нас мой однокурсник Павел Сорокин будет ставить «Искателей жемчуга» Бизе, вот и обсуждаем, что такое придумать, чтобы коллеги из других театров могли сказать: «Ага, у них интересно»! Такой задор есть, мотивируем друг друга. А вот чего мне хочется избежать, это превращения спектакля в «продукт», как нередко говорят. Спектакль должен оставаться художественным явлением. А бывает, что художественная составляющая и уровень мышления не на высоте, а подача внешняя эффектна. И тогда получается оперное шоу. Все же наш жанр, серьезнейший и красивый, должен оставаться умным и не превращаться в аттракцион.

С оперными режиссёрами беседовала Надежда КУЗЯКОВА

Фото Лилии ЗАГИРОВОЙ

К началу беседы  ►►►►►►

«Музыкальный Клондайк» будет продолжать эту тему. Читайте в следующем номере материал о конкурсе молодых оперных режиссеров «НАНО-ОПЕРА». Представители нашего издания участвуют в работе медиа-жюри, и мы также учредили свой собственный приз!

 

← анонсы

 

Купить билет

Партнёры Музыкального Клондайка



Афиша + билеты

 
 
« Август »
 
  
ПнВтСрЧтПтСбВс
  123456 
 78910111213 
 14151617181920 
 21222324252627 
 28293031    

Подписка RSS    Лента RSS


Все афиши


 

Опрос

 

Какими социальными сетями Вы пользуетесь?







афиша